я крайня степень вещества (osyotr) wrote,
я крайня степень вещества
osyotr

  • Mood:
  • Music:
Новый серіалъ «Шерлокъ въ Россіи». Дурного не подумайте, я хотѣлъ посмотрѣть на движущіяся картины съ городскимъ пейзажемъ, викторіанскимъ Санктъ-Петербургомъ; у насъ, кажется, эти вещи научились наконецъ дѣлать. Попытка предпринята была еще въ «Дуэлянтѣ» и провалилась: стоитъ Казанскій соборъ, а вокругъ шанхайчикъ, рогожные балаганы — поверхъ Екатерининскаго канала, неузнаваемаго под деревянными мостками, нужниками, свайными курятниками; лодки, лодки, а въ нихъ кочанная капуста горкой, жизнь на водѣ, и все густо полито дождевальной машиной, не выключавшейся съ начала до конца фильмы, но безсильной скрыть безобразіе. Въ общемъ «Дуэлянтъ», увы, запомнился лишь тѣмъ, что княжна Марѳа Тучкова отдалась Протагонисту прямо на завалинк въ каретѣ, оставленной у петербургскаго Поребрика (куда дѣваться отъ княжонъ), жаль кучеръ не сообразилъ стать тутъ же съ кружкой собирать плату съ прохожихъ за посмотръ, разъ ужъ такъ получилось.
Въ «Шерлокѣ» декораціи удались — да, тутъ есть привкусъ Видока, и Пиратовъ Карибскаго Моря, и Лиги Выдающихся Джентльменовъ, но въ цѣломъ и фактурно, и зрительно, а потому сразу хочется большаго: повыгнать оттуда всѣхъ людей, позвать прежнихъ актеровъ и сказать — господа, сыграемте что-нибудь изъ русской жизни. Но нѣтъ. По ихъ Лондону и Петербургу претъ плотная толпа желтобилетницъ въ одномъ исподнемъ, лишь изрѣдка перемежаемая безмятежнымъ полисмэномъ и благодушнымъ городовымъ. Все ждешь, когда на авансцену выйдетъ, волнуясь, человѣкъ въ кургузомъ необмятомъ фракѣ, Жакъ Оффенбахъ, погибшая краса Неточка крикнетъ ему звонко: «Привѣтствую васъ, король вальсовъ», — тотъ переломится въ поклонѣ, распрямится, вскинетъ руки, и вся массовка удеретъ канканъ съ визгомъ и проходкой колесомъ — впрочемъ, что за глупости я пишу, безъ длиннаго подола, крутить возлѣ колѣнокъ, канканъ въ приличномъ обществѣ не пляшутъ, а подоловъ, ни короткихъ, никакихъ, ни у кого на улицѣ тамъ нѣту, а сразу начинаются панталоны.
Знаете, впервые мнѣ захотѣлось, чтобы русскихъ сыграли уже попросту американцы, Ангелина Джолли и Фестеръ Аддамсъ въ роли Безухова. Есть же такая вещь — сценическая условность, что въ театрѣ Но, что у Эсхила. Стоитъ чучело на высокихъ котурнахъ, въ туникѣ, въ хаори, съ вѣеромъ, въ глиняной маскѣ съ раструбомъ, изъ котораго несется: бу-бу-бу-бу-бу — а на груди косо, какъ у поджигателя, повѣшена табличка: «Ливановъ въ образѣ Шерлока Холмса»; и помельче: «Говоритъ съ аглицкимъ акцентомъ». Я не обожатель такой условности и больше люблю, какъ русскіе играютъ донну Розу д'Альвадорецъ со свитой, но въ общемъ традиція почтенная — а какъ назвать, когда русскіе не могутъ сыграть русскихъ? это ужъ и не условность, и не стыдъ, и ничего изъ существующаго, а похороны сардинки, опіумные сны, въ которыхъ Ливанова и Соню Мармеладову играютъ Мажоръ и Фифа, не потрудившіеся обуть котурновъ, ни надѣть хаори, босые и голые, во всей непринужденности новомосковскихъ манеръ. Уже не удивительно, когда въ каретѣ подъѣзжаетъ вдругъ нѣкій Португалецъ, то ли «котъ», то ли червонный валетъ, въ бѣломъ цилиндрѣ на зависть кэрролову Кролеку, смуглотѣ во всю щеку, бородкѣ-щетинкѣ вкругъ полныхъ сладострастныхъ губъ, безрукавной душегрѣйкѣ бѣлоснѣжнымъ мѣхомъ навыворотъ, и оказывается столичнымъ оберъ-полицмейстеромъ (прописью: оберъ-полицмейстеромъ), и частный передъ нимъ тянется и козыряетъ, а онъ довѣрительно отводитъ Шерлока въ сторонку подъ локотокъ и сообщаетъ ему, что русскіе очень странные люди. Зачѣмъ? Зачѣмъ?.. Носъ въ шитомъ мундирѣ былъ бы куда достовѣрнѣе — все-таки мундиръ — а то позвали бы на роль Шварцнеггера, дали ему новую милицейскую ушанку, заплатили денегъ, и дѣдушкѣ пріятно, и публикѣ какое удовольствіе. Про Шерлока не знаю, что сказать. У него на лбу двѣ ссадины, справа и слѣва, и до чего они надоѣдаютъ, боги всеблагіе, уже ко второй серіи.
Огорченіе мое, пожалуй, вотъ въ чемъ: гдѣ пора заканчиваться фильмѣ и начинаться жизни — фильма не кончается, а длится, и реальнѣйшая нынѣшнѣйшая жизнь воспроизводитъ прежнюю примѣрно съ тою же вотъ убѣдительностью, что я тутъ описалъ, хоть трезвымъ и не садись въ нее; спасаетъ, что и выпимши не легче, такъ ужъ лучше трезвымъ. Радуетъ, что я смертенъ. Пойду, пойду по асфоделевому лугу, и сумрачный Аидъ спроситъ: куда хочешь, парнище? — а я скажу: дяденька, въ Москву, домой пожить, или въ Петербургъ, пока газонокосилокъ не выдумали; можно?..
Subscribe

  • (no subject)

    Волкъ въ овечьихъ штанахъ.

  • (no subject)

    Фамилія: Поползновенный.

  • (no subject)

    А еще была въ дѣтствѣ книжка Успенскаго. Вспомнилъ съ чего-то — и понялъ. Это же морлокъ. По внѣшности и повадкамъ, роду занятій и широтѣ…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 26 comments

  • (no subject)

    Волкъ въ овечьихъ штанахъ.

  • (no subject)

    Фамилія: Поползновенный.

  • (no subject)

    А еще была въ дѣтствѣ книжка Успенскаго. Вспомнилъ съ чего-то — и понялъ. Это же морлокъ. По внѣшности и повадкамъ, роду занятій и широтѣ…