я крайня степень вещества (osyotr) wrote,
я крайня степень вещества
osyotr

Въ полудремѣ шелъ сейчасъ по вечернему хутуну; изъ негромкаго гула разговоровъ (прорѣхами режиссуры и проникаютъ въ осознанное сновидѣніе: Китай съ тишиной слишкомъ нейдутъ другъ другу) выдѣлилось сказанное китайчонку стоящимъ въ дверяхъ обывателемъ: ба сѣ-цзы на-лай, "принеси башмаки", — и тогда же во снѣ снова подумалось, что изолирующіе языки въ ихъ стремленіи, казалось бы, къ дешевизнѣ средствъ и прозрачности теряютъ все то, что въ нашемъ пониманіи языкъ. "Подай башмаки" — и пять словъ, на которыя приходятся ажъ два помавальныхъ глагола: возьми башмаки-тѣ, возьми — подьсюда, — при этомъ оба не знаменательные. Первый нуженъ вынести дополненіе въ начало: китайскій ревнивъ къ смысловой разбивкѣ, единственному языковому средству, что еще осталось. О назначеніи второго я догадываюсь, но обременять неповинныхъ людей догадками не стану, довольно сказать, что приношенія онъ здѣсь никакъ не выражаетъ, съ этимъ ситуативно справляется основной глаголъ "подьсюда"; отвѣчая же на вопросъ "что", а не "зачѣмъ" — это какъ въ русскомъ была бы приставка со смысломъ "нести" ("держать"), надставленная къ глаголу "итти". Во всей натуральности не вообразимо, есть у насъ Дорифоръ и медоносы, но это все не то, не то. Китайцевъ считаютъ страшными людьми — и за какой-то дѣтскій вздоръ, умѣніе сготовить кошку, которую туристъ не отличитъ отъ лягушечьихъ лапокъ; а построить фразу со смысломъ "принеси", гдѣ всѣ три глагола значили бы не то и ни одинъ не былъ взятъ въ собственномъ значеніи — гораздо труднѣе.
Впрочемъ, русскій движется (несетъ) туда же, не обольщайтесь. В процессе разговора — это вотъ оно самое, наказуя наказа и отвѣщавъ речѣ Іиуй, только эмфаза не изъ занудства, а грамматическая, неснимаемая какъ гробъ, уже сейчасъ требующая усѣченія и упрощенія "разговора" и разотождествленія его съ одной опредѣленной частью рѣчи, а "процессъ" относящая къ разряду мнимыхъ словъ, которыя не слѣдуетъ путать со служебными. Служебныя служатъ, а мнимыя мнятся, но мнимостью не уничтожается ущербъ.

P.S. Вотъ еще говорятъ: іероглифъ-де они воспринимаютъ совершенно цѣльнымъ синтетическимъ кускомъ смысла; а въ языкѣ между тѣмъ такое. Буковное письмо, разумѣется, только горсть буковъ, зато въ порядочномъ синтетическомъ языкѣ, русскомъ и похожихъ, сами слова сутъ такія же идеограммы, только идеофоны, или какъ еще назвать — та же слитная сложность. Мнѣ скажутъ, что у китайцевъ уже чудовищная ихъ фраза снова какъ цѣлое, не зря они такъ любятъ поговорки (а попробуй не полюби, если необразцовая фраза непонятна) — соглашусь, но не похвалю: гдѣ же свобода? Человѣческая свобода, господа, вся залегаетъ на уровнѣ синтаксиса.
А вотъ что было бы высоко — переобуть русскій въ іероглифы, если ужъ старая орѳографія имъ всѣмъ такъ противна. Давно эти мысли посѣщаютъ, оно лишь дѣло техники, японскій опытъ показываетъ, что все возможно. А то неизящно міръ организованъ, гдѣ густо, а гдѣ пусто.
Tags: московскія просвирни, ходя пусти вагонъ
Subscribe

  • (no subject)

    Монахъ съ горы Утайшань взялъ въ послушники мальчика, которому было три года... Когда черезъ десятокъ лѣтъ они сошли съ горы, послушникъ впервые…

  • (no subject)

    Николай «Чуковский» Корнейчуковъ всегда былъ въ моемъ мнѣніи резидентъ чужого разума, соляриса кусокъ, и за какія-то шалости: за…

  • (no subject)

    Мазепа сжегъ письмо Дольской и велѣлъ написать отвѣтъ: «Прошу вашу княжескую милость оставить эту корреспонденцію, которая меня можетъ погубить въ…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments