келлс

А вообще большая доля мусора, которымъ полны головы, приходится на дѣтскія книжки, придумку недавнюю и по недавнимъ еще мѣркамъ дичайшую. Возрастъ, когда пустой умъ тянетъ слова съ осмотическою жадностью, и тѣ входятъ въ память сразу и желѣзно на всю жизнь, укладываясь тамъ какъ бы грунтовочнымъ слоемъ — а что за слова? "И гоголем-моголем — гоголем-моголем! — гоголем-моголем!! — потчевал!!!" Титаны возрожденія, универсалисты и ломоносовы — просто здоровые люди, которыхъ правильно учили нужному. Не было "дѣтскихъ книжекъ" — тогда подложкой мыслительной душѣ служили вещи, которыя можно перечитывать и въ шестьдесятъ лѣтъ: Псалтырь, Добрыня и Змѣй, Иліада. Вѣрнѣе, можно не перечитывать, потому что — осмотическая жадность, желѣзно, на всю жизнь... и стоитъ лишь задуматься или отвлечься, какъ принимаешься тихонько пересказывать ихъ самому себѣ часъ за часомъ. А что безотчетно разсказываетъ себѣ взрослый дядька, имѣвшій несчастье? Слоненка-пожарнаго. Вдумайтесь и ужаснитесь: это безсмѣнный задникъ нашаго мысленнаго позорища, я прекрасно по себѣ знаю, а кто станетъ говорить, что у него не такъ, тому и отвѣтъ готовъ: у всѣхъ такъ, но не всѣ это знаютъ, а мнѣ оно попросту очевидно при моемъ устройствѣ памяти, которая очень часто и безо всякой моей просьбы баламутитъ придонные слои. Размышляя, отчего я такой дуракъ, рекомую причину, среди другихъ, не нахожу слишкомъ ужъ легковѣсной.
Я совсем не помню детских книжек. Да и были ли они у меня - спросить уже не у кого. Зато "Руслан и Людмила" - очень рано, первая, пожалуй, из читанного (вслух?).

Ратмир с Рагдаем не помогают.
Если вы чего-то не помните, это вѣдь не значитъ, что тамъ пустота — какъ бы сіе возможно?.. Тамъ нѣчто лежитъ, и далеко не безразлично, что тамъ такое лежитъ.
ДА.
Ох, вот, да.
Выскрести из памяти того же Чуковского, пусть и яростно не-любимого в детстве, всё равно невозможно.
Как та у Ильфа и Петрова?

"Или попадется вдруг весело раскрашенная книжонка, где большими детскими
буквами напечатано:

Не шалите, ребятишки,
Уважайте тракторишки.
Трактор ходит на врага,
Обрабатывает га,
Га, га.
Га, га, га!
Вот так штука,
Ха, ха, ха!

Конечно, стихотворная техника шагнула вперед, например: "врага" и "га".
Раньше бывало хуже.

Жил когда-то в Одессе цензор Сергей Плаксин, который по совместительству
баловался стихами. Печатался он по табельным дням в газете "Ведомости
одесского градоначальства" и на правах цензора писал совсем уже просто:

Скажи, дорогая мамаша,
Какой нынче праздник у нас?
В блестящем мундире папаша,
Не ходит брат Митенька в класс.

Он рифмовал "папаша" и "мамаша". Кто ему мог запретить эту шалость пера,
если сам автор был цензор, редактор - представитель отдельного корпуса
жандармов, читатели - сплошь городовые, а стихи посвящены трехсотлетию дома
Романовых?

...Это уже разбойное нападение на детей, подпадающее под действие
2-го пункта 184-й статьи Уголовного кодекса: нападение, сопряженное с
физическим или психическим насилием.

Это насилие психическое. А "га, га, га" - даже физическое"

Edited at 2014-10-19 01:51 pm (UTC)
Я давно думаю, не этимъ ли объясняется все современное гуманитарное убожество — а въ себѣ это ношу какъ перенесенный въ дѣтствѣ энцефалитъ. Искритъ мозгъ и коситъ глазъ, какъ бы незримо, но вотъ всѣмъ собой чувствую.

Edited at 2014-10-19 01:52 pm (UTC)
Да, худо детям без Псалтири.

Чуковского и Барто я помню, однако, хуже, чем русские народные сказки и - вот странность! - рассказы о природе некоего Эдуарда Шима. В той книжке с обложкой цвета какао графические почеркушки зверят мне нравились, я любила рисовать до такой степени, что колебалась в отрочестве: в "художку" идти либо в филологию. Вот так среди ночи разбудят - и привет:

- Мышь-мышь, отчего у тебя зубы синие?
- Чернику ем!

(Оттудова.)
У меня слоненокъ-пожарный шелъ въ напополамѣ съ Пушкинымъ. Оттого выросъ дуракъ, но не идіотъ. Могло быть куда хуже.

А потомъ, за слоненкомъ, начинаются стругацкіе; это ужъ такое говно, что лучше бы я пилъ спиртъ Royal, навѣрное. Въ слоненкѣ хоть что-то свѣтлое, а с-гацкимъ я до сихъ поръ не простилъ, что они были. А вѣдь многіе неглупые люди на нихъ продолжаютъ умиляться, доживши до зубныхъ протезовъ.
Скажите пожалуйста, а приходилось ли вам когда-нибудь читать русские народные сказки или даже былины (а именно их, а никак не Псалтырь и уж тем более не Илиаду, насколько мы можем судить, рассказывали в средней крестьянской избе удовольствия ради) БЕЗ, хм-хм, литературной обработки для "младшего и среднего школьного возраста"?
Спрошу, с вашего позволения, и я: часто ли вы задумывались, насколько удачен для завязки разговора вопрос к собеседнику — приходилось ли ему когда-нибудь читать первоисточники — если из его высказываний не явствует как-то уж слишком недвусмысленно, что нет, не приходилось?
А по-моему, Корней Иванович прекрасен; я могу цитировать его на 5-м десятке лет - причем без всякой брезгливости, с искренней радостью и восхищением. - Про гоголь-моголь тоже отлично, мне кажется.

...И не так он прост и глуп: как я некогда убедился, в его "Крокодилах" и прочих детских поэмах рассыпано множество отсылок к классикам. (Кое-что могу сходу процитировать, если пожелаете...)

Edited at 2014-10-22 09:12 am (UTC)
Крокодилъ и солнце — календарный миѳъ, это понятно. Но Псалтырь, на мой вкусъ, все-таки лучше.
правильное глаголете
Галковскiй какъ-то разъ сказалъ что именно изъ-за второсортности своей "взрослой" литературы англичане создали столько дѣтской


впрочемъ я считаю самой генiальной русской писательницей Лидiю Чарскую и готовъ перечитывать ея до старости лѣтъ !

только Чарская таки "выламывается" изъ "вольнолюбивой традицiи русской литературы"

а своимъ чадамъ я стараюсь давать еще Кл.Лукашевичъ , но скажемъ Чуковскаго я имъ просто возпрѣтилъ, какъ и скажемъ К.С.Льюиса

и еще более запрѣтилъ адаптированныя сов.лингвистами сказки народовъ мiра -- еще чего добраго сочтутъ за истину языческую и варварскую духовную базу

недавно сжегъ полку этихъ сказочекъ въ пѣчи своей дачи

Edited at 2014-10-22 11:35 am (UTC)
Re: правильное глаголете
А что не въ порядкѣ со взрослой англійской литературой? Погорячился немного Галковскій.
Точно. Меня довольно рано научили читать и оставили наедине с книжной полкой. Народные сказки (разных народов) шли хорошо, а вот современные детские книжки открывала, читала первые строки и со скукой закрывала. Так все, на чем росли дети 70-х, прошло мимо меня.
А я вотъ былъ плѣненъ растрепанной огромной книжкой пятидесятыхъ годовъ изданія, исполненной Чуковскаго.
No title
Пользователь tannenbaum сослался на вашу запись в своей записи «No title» в контексте: [...] Обсуждают детские книги. Вот тут, например [...]
Сдается мне, это не пессимизм, а разновидность ностальжи с гипотетическим "если бы" – о том, что могло быть, но по неведомым причинам не довелось. Ведь и вправду глядя на титанов Ренессанса сложно удержаться от соблазна самобичевания, пытаясь приблизиться к присущему им здравию, во всех смыслах. Но в пароксизмах оптимизма провожу сеансы целительной терапии, стремительно соображая, чем хороша нынешняя эпоха и отдельные сапиенсы в ней.

Меня сидящие на ветвях русалки, коты в сапогах и сонмы других западных и восточных существ закономерно привели в пять лет к "Хоббиту" (в переводе Рахмановой). Моментально стал любимой книжкой детства, а его автор – проводником в мир литературы, по гамбургскому. Бильбо Бэггинсу за помощь в закладке мировоззренческого фундаменталисьона до сих пор благодарна.
Универсалисты были мечтой, сколько себя помню. Ну да куда мне. Мечтой тире сверхпланкой, коей не достичь, но прибавляющей в минуту непростую вдохновения и мотивации.

Ино дѣло Хоббитъ, а иное — "мы ребята-октябрята" изъ "Родной рѣчи". Есть вещи, которыхъ въ себѣ не хочется прямо изъ гигіеническихъ соображеній, а не потому даже, что мѣста жалко.

Нѣтъ, были и хорошія книжки. Какая-нибудь "Экспедиція къ предкамъ" Свирина, тамъ такія прекрасныя дурашливыя стилизаціи подъ вазовую греческую роспись, иллюстрирующія Троянскую войну. У меня Иліада до сихъ поръ съ ними рифмуется.