August 7th, 2019

scriptor

(no subject)

Авеста. До поры въ анамнезѣ была Мэри Бойсъ, прочтенная въ годъ окончанія школы; анамнезъ оказался хорошо позабытъ. Брезжило: заотаръ, одежды, идеи — космическаго измѣренія, слогъ характерный, чтобы покорять людей, съ «Джангаромъ», возможно, не сравнить, но уровень Тимура Зульфикарова беретъ увѣренно. Ближе, неожиданно, вышло къ Амосу Тутуолѣ, тоже большому, континентальнаго измѣренія, писателю, но совсѣмъ, совсѣмъ другому — и къ «Тэнку-но сиро Рапюта» Ероѳея Каржавина: писалъ, парилъ, когда ему принесли «Видевдатъ»; молчалъ недѣлю и сжегъ все Третье Путешествіе, а то, что выходило въ БВЛ, возсоздавалъ по корешкамъ вырванныхъ страницъ — одни говорятъ: Алексѣй Толстой, другіе: Аверченко.

Восхищенъ. Собственно, выдержки: Collapse )

Хорошо читать первоисточники, не читать ихъ поистинѣ дурно. Мэри Бойсъ, кстати, придется перечитывать; у нея, помнится, было о зороастрійскомъ вліяніи на іудаизмъ въ пору плѣна и Ахеменидовъ.