December 8th, 2017

scriptor

(no subject)

Сообразилъ теперь, что мнѣ напоминала, да все напомнить не могла строфа божественнаго Мюссе, которую я отъ юности полюбилъ съ выраженіемъ цитировать:
Несчастное дитя! Она торгуетъ тѣломъ —
А деньги матери послушно отдаетъ.

(Вродѣ "Ролла". Бумажная книга ушла, въ сѣти этаго нѣтъ. Аще переписахъ, а къто гораздъ, а почетьше исправляите.) Такъ вотъ не Соню, это, конечно, слишкомъ въ лобъ, а между тѣмъ на поверхности жъ лежитъ — Мѣдный вѣкъ нашей поэзіи:
Онъ красть будетъ,
Воровать будетъ,
А деньги матери своей
Отдавать будетъ!

Или долгій Серебряный, какъ поглядѣть.
келлс

Авспиціи и фелиціи

Давеча лежа подумалъ, что ни разу покойный Котъ не приснился; отцу снился, съ голубями, а мнѣ нѣтъ. Ты ужъ, Котъ, думаю, жалуй ко мнѣ, чего же такъ-то. Ладно. Наутро выглядываю — подъ окномъ въ снѣгу кто-то колбасился. Лѣтомъ-то они, естественно, идутъ толпой, особливо въ выходные, какъ ихъ навезутъ изъ города, а зимой — вотъ ни единаго на моей памяти раза за всѣ шесть годовъ, что я тутъ зимую, теперь седьмой, — и правильно, дураковъ у нихъ нѣту сугробы пахать. Одѣваюсь смотрѣть слѣды. Кошастина проникла на дворъ, нырнула подъ веранду, вылѣзла въ отдушину какъ разъ подъ моимъ окномъ, потопталась и отправилась подъ Ель. Теперь я знаю, что по глубокому снѣгу они ходятъ заячьимъ скокомъ: собираютъ всѣ лапы вмѣстѣ, чтобы поменьше проваливаться, и не два, не три прыжка кряду, а такъ и пошла до горизонта — скокъ, скокъ, на длину человѣческаго шага, не меньше. Подъ Елью на холмикѣ долго плясала и кружилась юлой, слазила и возвращалась, потомъ улетѣла въ небо. То есть ретирадные-то слѣды я, поразмысливъ, на крыше дровяного навѣса отыскалъ, но какъ она лѣзла по желѣзному столбу — не знаю. Хотя это что, я видалъ, какъ такая вотъ перемахнула высокую, въ гвардейскій ростъ, калитку изъ сплошного желѣзнаго листа; тамъ пояскомъ шла наварная полоска шириной поменѣ чѣмъ въ два пальца, и эта полоса ей послужила ступенькой въ полетѣ. Несравненное животное. Котъ, кстати, похороненъ здѣсь же, но вокругъ камня слѣдовъ нѣтъ, да и правильно, это было бы не совсѣмъ то, чего я просилъ. Мнѣ ли, кромѣ того, не знать, что коты буквалисты; просьба и была воспринята скорѣе реалистически, чѣмъ сомнически. А помимо индивидуальныхъ котовъ очевидно существуетъ, стало быть, всеобщая распорядительная Міровая Кошка, не чуждая нѣкоторыхъ нашихъ мыслей и заботъ.