June 9th, 2016

келлс

(no subject)

Раньше я завидовалъ Англамъ и Саксамъ за эпическую формулу pale gold — какъ вотъ еще въ Хоббитѣ:
Far over the Misty Mountains cold
To Dungeons deep and Caverns old
We must away ere Break of Day
To seek the pale enchanted Gold

Сербское суво злато тоже хорошо — сухость разомъ означаетъ жаръ и блескъ, у нихъ и молнія сува; однако жъ золото, которое вѣками вылеживалось на костяхъ, прикосновеніе къ которому снабжаетъ проклятьемъ и ногтоѣдой — оно вѣдь совсѣмъ другое; не напрасно у того же Толкіена кладъ, вынутый изъ кургана Навьевъ, Томъ не отдаетъ спутникамъ, а оставляетъ на травѣ сушиться подъ солнцемъ. А тутъ нашлось и у насъ, въ старомъ и малопонятномъ сборникѣ Янькова, гдѣ самыя архаическія пословицы съ путаницей пополамъ — нашлось "злато блѣдно отъ хищниковъ". Поди пойми, то ли оберегаетъ оно отъ хищниковъ, то ли блѣднѣетъ отъ нихъ же, главное — что блѣдно. Это хорошо.

А еще въ Лаврентьевскомъ спискѣ вычиталось: "И яко бысть полунощи, и въставъ Бонякъ отъѣха отъ вой и поча выти волчьскы — и отвыся ему волкъ, и начаша волци выти мнози". Отъ вой и отвыся, а?.. Я читалъ (правда, у Бѣлова, который родновѣръ и мечемашецъ, славяно-горица), что варяги умѣли достовѣрно подражать волчьему вою, и одинъ такой артистъ срывалъ кавалерійскую атаку, распугивая коней. Ну не знаю.