December 8th, 2012

келлс

(no subject)

Сижу въ ночи и по мѣрѣ отхожденія зубовъ отъ заморозки — и vice versa заморозки отъ зубовъ — подливаю въ организмъ вискарь; боль, подвинутую утрешнимъ нечувствіемъ, какъ рокировкой, природа норовитъ всучить хотя просроченной, карма — злая сука. Все это: вискарь, подтаявшая заморозка и гвоздь, вбитый въ челюсть, — слагается въ весьма удачное сопровожденіе къ любимой сказкѣ на ночь: "Съ головы до пятъ не сыскать волоска на моемъ тѣлѣ, что прошелъ бы въ иголку, ибо на кончикѣ каждаго запеклася капля алой крови, не считая лѣвой руки, въ которой держу я щитъ, да и на ней ужъ трижды пятьдесятъ ранъ. Если тотчасъ не отомстятъ за меня улады, то уж не бывать тому до скончанія временъ". Неужели учить еще староирландскій?.. Только не это, я годъ не былъ въ банѣ, меня дѣвчонки не любятъ; устрой же мнѣ пятидесятницу на день рожденья, Боже. Я знаю, это неспортивно, но дай мнѣ въ одной таблеткѣ разумѣть урду и гуарани для домъ и для базаръ и отпусти, я пойду займусь дѣлами, не буду шалить, стану покоить родительскую старость и глядѣть вечерами на закаты, а не въ книгу.
келлс

(no subject)

А вотъ кто смыслитъ въ этихъ дѣлахъ — подъ какой говоръ поддѣлывается Деппъ, когда онъ Джекъ Воробей? Возможно, это вообще и въ грубыхъ чертахъ англійское просторѣчье тѣхъ временъ, но тогда мнѣ кажется, что у Деппа оно получилось, а у остальныхъ — британцевъ, между прочимъ, — какъ-то не очень, а у Барбоссы подавно, онъ австраліецъ, вродѣ бы.