July 18th, 2009

едаодежа

(no subject)

Михайла Сперанскій, Правила высшаго краснорѣчія

Сей неожидаемый оборотъ рѣчи Протеевой къ Эвридикѣ, сіе многократное повтореніе особы, занимающей всю душу Орфея, сіе уединеніе, въ коемъ онъ во весь день оплакивалъ на лирѣ любезную свою Эвридику, — даютъ симъ двумъ стихамъ живость, страсть и нѣкоторой родъ томной и нѣжной унылости.

Охъ мнѣ.

Если кто хочетъ.