я крайня степень вещества (osyotr) wrote,
я крайня степень вещества
osyotr

Богъ никомъ дужанъ не остае

Ага, вотъ она.

Одна изъ тѣхъ трехъ пѣсенъ западныхъ славянъ, которыя дѣйствительно пѣсни западныхъ славянъ, а не господина Mérimée сочиненіе. Съ Александра Сергѣевича переводомъ.


Два су бора напоредо расла,
Међу нима танковрьха єла;
То не била два бора зелена,
Ни међ' нима танковрха єла,
Већ то била два брата рођена:
Єдно Павле, а друго Радуле,
Међу нима сестрица Єлица.

Два дубочка выростали рядомъ, [сосны, вообще говоря. Два соснія]
Между ими тонковерхая елка.
Не два дуба рядомъ выростали,
Жили вмѣстѣ два братца родные:
Одинъ Павелъ, а другой Радула.
А межъ ими сестра ихъ Елица.


Браћа сею врло миловала,
Сваку су іой милостъ доносила,
Найпосліе ноже оковане,
Оковане сребромъ, позлаћене.
Кад то вид'ла млада Павловица,
Завидила своіой заовици,
Па дозива любу Радулову:
"Єтрвице, по Богу сестрице!
"Не знашъ кака биля одъ омразе?
"Да омразимъ брата и сестрицу."
Ал' говори люба Радулова.
"ой Бога ми, моя єтрвице!
"Я не знадемъ биля одъ омразе,
"А и да знамъ, не бихъ ти казала:
"И мене су браћа миловала,
"И милостъ ми сваку доносила."
Кадъ то зачу млада Павловица,
Она оде коњма на ливаду,
Те убоде вранца на ливади,
Па говори своме господару:
"На зло, Павле, сею миловао,
"На горе іой милостъ доносио!
"Убода ти вранца на ливади."
Павле пита сестрицу Єлицу:
"Зашто сеіо? да одъ Бога нађешъ!"
Сестрица се брату куніяше:
"Нисамъ, брате, живота ми мога!
"Живота ми и мога и твога!"
То є братацъ сеи вѣровао.
Кад то виђе млада Павловица,
Она оде ноћу у градину,
Те заклала сивога сокола,
Па говори своме господару:
"На зло, Павле, сею миловао,
"На горе іой милостъ доносио!
"Заклала ти сивога сокола."
Павле пита сестрицу Єлицу:
"Зашто сеіо? да одъ Бога нађешъ!"
Сестрица се брату куніяше:
"Нисамъ, брате, живота ми мога!
"Живота ми и мога и твога!"
И то братацъ сеи вѣровао.
Кад то виђе млада Павловица,
Она оде вече по вечери,
Те украде ноже заовине,
Нима закла чедо у колевци.
Кадъ у ютру ютро освануло,
Она трчи своме господару
Кукаюћи и лице грдећи:
"На зло, Павле, сею миловао,
"На горе іой милостъ доносио!
"Заклала ти чедо у колевци;
"Ако ли се мене не вѣруєшъ,
"Извади іой ноже одъ пояса."
Скочи Павле, кан' да се помами,
Па онъ трчи на горне чардаке,
Ал' іошъ сестра у душеку спава,
Подъ главомъ іой злаћени ножеви;
Павле узе злаћене ножеве,
Па ихъ вади из сребрнихъ кора,
Али ножи у крви огрезли;
Кадъ то виђе Павле господару,
Трже сестру за біелу руку:
"Сеіо моя, да те Богъ убіе!
"Будъ ми закла коня на ливади
"И сокола у зеленой башчи,
"Зашт' ми закла чедо у колевци?"
Сестрица се брату куніяше:
"Нисамъ, брате, живота ми мога!
"Живота ми и мога и твога!
"Ако ли ми не вѣруєшъ клетви,
"Изведи ме у поле широко,
"Па ме свежи коњма за рѣпове,
"Растргни ме на четири стране."
Ал' то братацъ сеи не вѣрова,
Већ є узе за біелу руку,
Изведе є у поле широко,
Привеза є коњма за рѣпове,
Па их одби низъ поле широко.
Ђе є одъ нье капля крви пала,
Онђе расте смиле и босиле;
Ђе є она сама собомъ пала,
Онђе се є црква саградила.
Мало време за тимъ постаяло,
Разболе се млада Павловица,
Боловала деветъ годин' дана,
Крозъ кости іой трава проницала,
У трави се люте зміе легу,
Очи пію, у траву се крію.
Люто тужи млада Павловица,
Па говори своме господару:
"Ой чуєшъ ли, Павле господару!
"Води мене заовиной цркви,
"Не би ли ме црква опростила."
Кад то чуо Павле господару,
Поведе є заовиной цркви;
Кад су били близу б'єле цркве,
Ал' изъ цркве нѣшто проговара:
"Не ид' амо, млада Павловице:
"Црква тебе опростити неће."
Кад то зачу млада Павловица,
Она моли свога господара:
"Ой Бога ти, Павле господару!
"Не води ме двору біеломе,
"Већ ме свежи коњма за рѣпове,
"Па ме одби низъ поле широко,
"Некъ ме живу кони растргаю."
То є Павле любу послушао:
Привеза є коњма за рѣпове,
Па є одби низъ поле широко.
Ђе є одъ нье капля крви пала,
Онђе расте трне и коприве;
Ђе є она сама собомъ пала,
Єзеро се онђе провалило,
По єзеру вранацъ коницъ плива,
А за ниме злаћена колевка,
На колевци соко тица сива,
У колевци оно мушко чедо,
Подъ грломъ му рука материна,
А у руци теткини ножеви.

Сестру братья любили всемъ сердцемъ,
Всякую ей оказывали милость;
Напослѣдокъ ей ножъ подарили
Золоченый въ серебряной оправѣ.
Огорчилась молодая Павлиха
На золовку, стало ей завидно
Говоритъ она Радуловой любѣ:
"Невестушка, по Богу сестрица!
Не знаешь ли ты зелія такого,
Чтоб сестра омерзела братьямъ?"
Отвечаетъ Радулова люба:
"По Богу сестра моя, невестка,
Я не знаю зелія такого;
Хоть бы знала, тебѣ бъ не сказала;
И меня братья мои любили,
И мнѣ всякую оказывали милость".
Вотъ пошла Павлиха къ водопою [только ливада — это лугъ],
Да зарѣзала коня вороного
И сказала своему господину:
"Самъ себѣ на зло сестру ты любишь,
На бѣду даришь ей подарки:
Извела она коня вороного".
Сталъ Елицу допытывать Павелъ:
"За что это? скажи Бога ради".
Сестра брату съ плачемъ отвѣчаетъ:
"Не я, братецъ, клянусь тебѣ жизнью,
Клянусь жизнью твоей и моею".
Въ ту пору братъ сестрѣ повѣрил.
Вотъ Павлиха пошла въ садъ зеленый,
Сивого сокола тамъ заколола
И сказала своему господину:
"Самъ себѣ на зло сестру ты любишь,
На бѣду даришь ты ей подарки:
Вѣдь она сокола заколола".
Сталъ Елицу допытывать Павелъ:
"За что это? скажи Бога ради".
Сестра брату съ плачемъ отвѣчаетъ:
"Не я, братецъ, клянусь тебѣ жизнью,
Клянусь жизнью твоей и моею!"
И въ ту пору братъ сестрѣ повѣрилъ.
Вотъ Павлиха по вечеру поздно
Ножъ украла у своей золовки
И ребенка своего заколола
Въ колыбелькѣ его золоченой.
Рано утром къ мужу прибѣжала,
Громко воя и лицо терзая.
"Самъ себѣ на зло сестру ты любишь,
На бѣду даришь ты ей подарки:
Заколола у насъ она ребенка.
А когда еще ты мне не вѣришь,
Осмотри ты ножъ ея злаченый".
Вскочилъ Павелъ, как услышалъ это,
Побежалъ къ Елицѣ во свѣтлицу:
На перинѣ Елица почивала,
Въ головахъ ножъ висѣлъ злаченый.
Изъ ноженъ вынулъ его Павелъ, —
Ножъ злаченый весь былъ окровавленъ
Дернулъ он сестру за бѣлу руку:
"Ой, сестра, убей тебя Боже!
Извела ты коня вороного
И въ саду сокола заколола,
Да за что ты зарѣзала ребенка?"
Сестра брату съ плачемъ отвѣчаетъ;
"Не я, братецъ, клянусь тебѣ жизнью,
Клянусь жизнью твоей и моею!
Коли жъ ты не вѣришь моей клятвѣ,
Выведи меня въ чистое поле,
Привяжи къ хвостамъ коней борзыхъ,
Пусть они мое бѣлое тѣло
Разорвутъ на четыре части".
Въ ту пору братъ сестрѣ не повѣрилъ;
Вывелъ онъ ее въ чистое поле,
Привязалъ ко хвостамъ коней борзыхъ
И погналъ ихъ по чистому полю.
Гдѣ попала капля ея крови,
Выросли тамъ алыя цвѣточки;
Гдѣ осталось ея бѣлое тѣло,
Церковь тамъ надъ ней соорудилась.
Прошло малое после того время,
Захворала молодая Павлиха.
Девять лѣтъ Павлиха все хвораетъ, —
Выросла трава сквозь ея кости,
Въ той травѣ лютый змѣй гнѣздится,
Пьетъ ей очи, самъ уходитъ къ ночи.
Люто страждетъ молода Павлиха;
Говоритъ она своему господину:
"Слышишь ли, господинъ ты мой, Павелъ,
Сведи меня къ золовкиной церкви,
У той церкви авось исцѣлюся".
Он повелъ ее къ сестриной церкви,
И какъ были они уже близко,
Вдругъ из церкви услышали голосъ:
"Не входи, молодая Павлиха,
Здѣсь не будетъ тебѣ исцѣленья".
Какъ услышала то молодая Павлиха,
Она молвила своему господину:
"Господинъ ты мой! прошу тебя Богомъ,
Не веди меня къ бѣлому дому,
А вяжи меня къ хвостамъ твоихъ коней
И пусти ихъ по чистому полю".
Своей любы послушался Павелъ,
Привязалъ ее къ хвостамъ своихъ коней
И погналъ ихъ по чистому полю.
Гдѣ попала капля ея крови,
Выросло тамъ тернье да крапива;
Гдѣ осталось ея бѣлое тѣло,
На томъ мѣстѣ озеро провалило.
Воронъ конь по озеру выплываетъ,
За конемъ золоченая люлька,
На той люлькѣ сидитъ соколъ-птица,
Лежитъ въ люлькѣ маленький мальчикъ;
Рука матери у него подъ горломъ,
Въ той рукѣ теткинъ ножъ золоченый.
Tags: любовь къ слову, сербы
Subscribe

  • (no subject)

    Поможите Бога ради Аль-Ширази съ Аль-Багдади.

  • (no subject)

    Волкъ въ овечьихъ штанахъ.

  • (no subject)

    Фамилія: Поползновенный.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments