келлс

(no subject)

И разъ уже про Талію, то вотъ еще Евтерпы. Божественная красота, кто вдругъ не видѣлъ.



Ювелирная вещь даже просто технически, какъ сведено; особо, проигрышъ сдѣланъ подъ корейскую арфистку, а прокололись въ другомъ. Я вѣдь почти купился, въ концѣ концовъ эту штуку взялъ себѣ гимномъ какой-то изъ африканскихъ фронтовъ освобожденія: тамъ про свободу, ну и хорошо. Допустимъ, онъ жопошникъ... анъ никакимъ золотомъ не оцѣнимый, въ нашемъ-то вѣкѣ, сѣвернокорейскій провинціализмъ могъ и тутъ сыграть парадоксально — чѣмъ объяснять добрымъ людямъ про эти дѣла, лучше такъ оставить. Впрочемъ, какъ честному интуитивисту, звоночекъ прозвенѣлъ мнѣ сразу, лишь мысль придумалась уже назавтра къ вечеру: они тамъ съ первыми тактами тянутся и держатъ подъ козырекъ, а это кинеду много чести, только подъ марсельезу, будьте добры. Куда больше, тогда-то сразу, удивили поплясушки съ электрическими гитарами, какъ разъ здѣсь я заподозрилъ — умомъ, а значитъ напрасно — монтажъ и подтасовку. Небось наши армейскіе себя блюдутъ, даже въ девяностые никто до такого не падалъ; наши сыграютъ вотъ хоть гаваночку, хоть кумпарситу — однако въ цѣломудренной арранжировкѣ для мѣдныхъ духовыхъ и ударныхъ, безо всякихъ упаси богъ синтезаторовъ и подтанцовокъ. Сѣверная Корея — и такое. Ну, тутъ ужъ что; адскіе провалы по части стиля мы видимъ и у японцевъ, народца куда болѣе вестернизованнаго. Для всего, что ниже консерваторіи, тамъ, полагаю, честно разницы нѣтъ, что Вивальди, что Энтони Вентура. Носишь погонъ и прусскую фуражку, на тебѣ гитару въ руки, такъ принято у бѣлолицыхъ западныхъ людей.
А наша Хабанера вотъ она, и какова жъ адаптація, тоже перлъ ювелирный. Ради такого чего-то и должна быть Русская Армія, когда всѣхъ побѣдитъ.


stat rosa

(no subject)

Я взглянулъ, и Осипъ Бастеръ Китонъ вынесъ мнѣ плакатъ-стойку, поворотилъ и далъ прочесть на чистомъ англійскомъ: «Сердца и жемчуга, или погибшая любовь Праздной Ящерицы». Эврика! Всякій разъ въ прологѣ къ «Тетѣ...» всезаполняющій восторгъ передъ этой ящерицей растворялъ волю выяснить въ концѣ-то концовъ: было ль, не было? И вотъ lounge lizard означаетъ салоннаго шаркуна, а наши перевели съ должной тонкостью — какъ въ полномъ простодушіи перевели бы году въ 14-мъ, будь такая фильма на свѣтѣ и иди по всѣмъ «Пегасамъ»-три скамейки, а той не было опричь какъ вставнымъ сюжетомъ «Шерлока-младшаго» съ Китономъ, гдѣ механикъ крутитъ ее въ электро-театрѣ и мнитъ себя ея героемъ; помянутый прологъ-греза заимствовалъ здѣсь полетъ, невидимый и свободный, на рогахъ мотоциклетки. Жизнь-мара явлена не уступя ни «Кедровому изголовью», ни «Сну въ Красномъ Теремѣ», перспектива дворовъ, сонъ во снѣ — сонъ во снѣ — сонъ во снѣ. Беверли со скамейки Регентскаго парка похищенъ въ жизнь небывалую, небывалую сугубо, гдѣ и коньякъ пьютъ фужерами — и самъ онъ не самъ, а лучше: всемірно извѣстная донна, за которую дерутся на тортахъ полковники и судьи.
И, само собой, погибшая любовь.
Статенъ тѣломъ

(no subject)

Москва, она вотъ такая.

Троицкая улица внизъ къ Самотекѣ (увеличивается).

Говорятъ, національная идея. Національная идея — разселить фавеллы, разобрать лужковки и отстроить русскіе города. Безъ этаго и помирать нельзя. Придешь на пиръ отцовъ, а тѣ: parkowki строилъ? гнать немедля въ три шеи.
едаодежа

(no subject)

Видѣлъ манифестъ русскаго культурнаго возрожденья, написанный на образцовомъ colonial russian. Прискорбно; зато понялъ одну его черту, которая раньше бѣсила какъ все, что неотступно ощущается, но не дается въ умъ. Всякую конкретику колоніальный русскій, въ подражаніе понятно какому, стремится абстрагировать, свести къ общему и родовому даже когда вещь въ своемъ родѣ одна и ее не съ чѣмъ обобщить. Вотъ (прошу прощенія) «инфо[рмационная]-поддержка». Меня, бываетъ, про всю эту несусвѣтицу спрашиваютъ съ л-нскимъ прищуромъ: «Ну, как вы на своем русском скажете?» — «Помощь съ публикаціями, — говорю. — Или выступленіями. Хотите глаголомъ, еще проще: объявить (кому о чемъ), дать отзывы. Да просто «поддержка», наконецъ, потому что примѣнительно къ артистическимъ талантамъ и такъ ясно, какого она рода. Англоамериканскій отказался отъ понятія контекста — но мы-то помнимъ еще, что языкъ вещь системная?» — «Беспомощно, описательно, по-дикарски. А назовите само явление?» — «Какое явленіе? «Помочь и продвинуть»? Вотъ оно цѣликомъ и сводится къ помощи и продвиженью, зачѣмъ тянуть названіе номенклатурной ступенькой выше, если и тамъ оно не вырастетъ въ объемѣ. Конкретное значеніе утратитъ, системнаго не пріобрететъ; что эти «животныя, только что опрокинувшія кувшинъ вина», непонятны, доказываютъ сами тѣ, кто ихъ поминаетъ. Вотъ вамъ та фраза цѣликомъ: «В начале это будет инфо[рмационная]-поддержка, нужно писать отзывы, рекомендации, рецензии на достойные внимания произведения». Все равно пришлось сказать по-человѣчески, для чего же было и фразу поганить — этимъ-то?» И ухожу, держа спину прямо, никого не убѣдивъ. Возникла ненадолго безумная мысль, что хоть война съ міромъ мертвыхъ — виноватъ, съ Заокраиннымъ Западомъ — на что-то людей подвигнетъ. Не альвовъ, простыхъ людей. Но нѣтъ.
Статенъ тѣломъ

(no subject)

Балалаечникъ

Красавецъ, орелъ и прохиндей. Снималъ небезызвѣстный Вильямъ Каррикъ, снимокъ въ нѣкоторомъ родѣ постановочный, но фактура, увы намъ о ней, такова, что разница жизни и постановки въ общемъ уничтожается. Играетъ онъ, думаю, то самое, о чемъ я тутъ спрашивалъ, и жалко, что никто не опозналъ.

Еще вот эту вещь у Маковскаго оно мнѣ напоминаетъ.

Пріятели 1895

И еще вотъ эту, у брата его, тожъ Маковскаго.

Друзья-пріятели 1878
бай ши

(no subject)

Какъ все-таки разбирался буддизмъ съ субъектомъ? Личность иллюзорна, превосходно; но и для переживанія иллюзіи нуженъ же субъектъ; что за сухая вода такая: безсубъектная мысль? Татхагата-гарбха и дальневосточныя школы субъектомъ, должно быть, полагаютъ собственно Татхагату, изначальный умъ, но неясно, какъ выкручивается классическій буддизмъ, ежели онъ отрицаетъ апріорно присущую всему живому природу Будды.

Далѣе, какъ разбирался онъ съ детерминизмомъ, который совершенно исключаетъ, если подумать, возможность спасенія? Въ кармической цѣпи каждое звено есть причина въ отношеніи къ послѣдующему и слѣдствіе въ отношеніи къ предыдущему. Причина рождаетъ лишь сродное ей слѣдствіе, которое рождаетъ et cetera... — и откуда тутъ вклинится выборъ, и какъ вообще способна измѣняться личность, чтобы ей открылась сама возможность: прыжка въ царство свободы?

Гдѣ-то про все это должно быть, но я только началъ закапываться.

(По дорогѣ въ лабазъ)
едаодежа

(no subject)

Хотя чему удивляться. Все Новое Время — это эффективность и борьба съ предразсудками. Эффективнѣй всего рѣзать спящаго и сыпать толченое стекло въ борщъ, а предразсудокъ до сихъ поръ и навсегда — единственная вещь, что не даетъ этаго дѣлать.

Говорятъ также, что не умѣемъ информаціонной войны. Но умѣть значитъ платить цѣну: вжиться въ изощренное блядство, дать этомужсовсемдругому проѣсться до спинного мозга, и чтобы когда страшила размовлявъ на мови (съ 13-й секунды), онъ никому бъ на мигъ единый не показался ...мъ и вся бы страна совибрировала. Тогда польется само, а поддѣлать этаго нельзя.

Да и цѣна «эффективности». Мы вѣдь видимъ лишь то, что получается. А на каждую украину по сто попытокъ украины, и трудоемкихъ. Когда муравьи самъ-пятьдесятъ тащать соломку, бываетъ, что двадцатеро тянутъ ее не въ ту сторону. Просто муравейникъ не сидитъ въ покоѣ, поэтому все въ общемъ дѣлается, и даже подѣятельнѣе, чѣмъ у сосѣдей. Эти люди не сидятъ въ покоѣ даже когда умерли. Иной разъ вродѣ и захочешь позавидовать, да какъ-то не получится опять.
едаодежа

(no subject)

Вотъ какъ это я!.. Къ цигуну, къ русскому — не сразу соположилъ, а вѣдь, смѣяться будете, это одна изъ трехъ вещей, что сподвигли меня на китайскій, двѣ другія суть пейзажи Го Си и преплавающіе на воздусѣхъ даосы. Ляо Чжай и божественный Алексѣевъ:
«Мусульманинъ Ша изучилъ искусство силача «Желѣзной рубахи». Сложитъ пальцы, хватитъ — отрубаетъ быку голову. А то воткнетъ въ быка палецъ и пропоретъ ему брюхо. Какъ-то во дворѣ знатнаго дома Чоу Пэнсаня подвѣсили бревно и послали двухъ дюжихъ слугъ откачнуть его изо всѣхъ силъ назадъ, а потомъ сразу отпустить. Ша обнажилъ животъ и принялъ на себя ударъ. Раздалось — хряпъ! — бревно отскочило далеко. А то еще, бывало, вытащитъ свою, такъ сказать, силу и положитъ на камень. Затѣмъ возьметъ деревянный пестъ и изо всѣхъ силъ колотитъ. Ни малейшаго вреда! Ножа, однако, боится».

...又出其勢即石上以木椎力擊之無少損。但畏刀耳。